radio

dewald


Старый добрый лытдыбр


Previous Entry Share Next Entry
Про йети, водку и ГКЧП
radio
dewald
Тут по случаю годовщины путча многие делятся воспоминаниями об этом далеком героическом времени. Мне в 91-м хоть и было 11 лет, но у меня тоже есть поучительная история, не хуже иных прочих.

Лето 1991 года я проводил в городе Костомукша Карельской АССР. Тут, безусловно, нужна преамбула, потому как, уверен, большинство из вас про него и слыхом не слыхивали.

Костомукша – город не простой, а очень даже особый. Другого такого на просторах одной шестой суши больше не было. С середины семидесятых Костомукша была главным звеном в нерушимой цепи советско-финской дружбы. Началось все с того, что в тайге недалеко от границы нашли кучу бесхозной железной руды. Оставлять такое добро было жалко, а осваивать традиционным способом, согнав кучу зеков, чтобы они быстренько понастроили бараков, – ссыкотно. Это ж не Сибирь, тут два бугра, три болота и ты в капстране. Никакой охраны не напасешься.

Однако, товарищи из ЦК далеко не зря ели свой хлеб с икрой. Они придумали замечательный, беспроигрышный вариант. «А пусть нам комбинат и город замастрячат сами финны» - решили они – «Строители знатные, лишнего не уворуют, а расплатимся мы с ними потом этим самым железом, которое из земли подымем».

Сказано – сделано. Глазом не успели моргнуть, как в тайге вырос город-картинка на тридцать тысяч человек. Конечно, в идеале следовало бы и заселить туда финнов, но это уже тянуло на госизмену, поэтому по всей стране набрали самых проверенных металлургов и заманили их квартирами с неслыханным тогда евроремонтом в далекую и загадочную Карелию с голубыми глазами озер.

Когда мы приехали в Костомукшу в 85-м, это был сущий Клондайк. Город еще достраивался, граждане Суоми ходили по улице Ленина, как у себя дома, а члены партии и отличники производства, типа моего отца, нисколько не стесняясь, вступали с ними в товарно-товарные отношения, меняя водку на джинсы и конфеты Fazer. Чтобы не ударить в грязь лицом перед заграницей и хотя бы немного снизить мотивацию фарцовщиков, городские магазины под завязку забивались разнообразным дефицитом. При этом лишнего народу в очередях не паслось – чтобы попасть в Костомукшу, надо было преодолеть два кордона пограничников. Даже билет на поезд из Ленинграда продавали только по предъявлению специальной справки. Хорошее, словом, было время.

А вот в 91-м стало совсем наоборот. Хотя комбинат исправно гнал за рубеж окатыш, валюта за него где-то испарялась. В магазинах было шаром покати. Практически все продавалось по талонам. Ворох разноцветных карточек выдавали отцу на работе вместе с зарплатой, а по сути - вместо нее. В довершение всего съехали финны, и Костомукша совсем осиротела. Даже пограничники, которых до сих пор местные считали своими главными защитниками от алчных иногородних, обернулись коварными предателями. Ходили слухи, что они тормозят фуры с продуктами, направляющиеся в город, и половину заворачивают на свою заставу.

В этих условиях отец придумал хитрую комбинацию. Как активный член городского турклуба «Кипатры» он вызвался организовать байдарочный сплав по верховьям речки Чирка-Кемь. Маршрут был выбран с умыслом – в комбинатском профкоме отец упирал на то, что это будет не прогулка выходного дня, а героическая экспедиция первопроходцев к истокам великой карельской реки. Оттого хочешь-не хочешь, а надо по такому случаю распечатать НЗ, чтобы все участники похода были накормлены и смогли совершить то, что им, вне всяких сомнений, предначертано судьбой.

Не сразу, но примерно к началу августа в профкоме сломались. Участников предприятия, когда замысел стал ясен, нарисовалось примерно раза в четыре больше, чем во всей Костомукше наличествовало байдарок. Ради высокой цели они были готовы штурмовать Чирку-Кемь на надувных лодках, плотах или даже вплавь.

И тут отец совершил роковую ошибку – раздача пайков была назначена на вечер, предшествовавший старту сплава. Я был свидетелем этого события и могу ответственно утверждать – такого аншлага в клубе «Кипатры» не было ни до, ни после. Однако утром выяснилось, что неожиданно практически у всех членов экспедиции возникли безумно важные, не терпящие отлагательства дела. Многие заболели. Некоторые прервали отпуск, чтобы продолжить свою трудовую вахту, потому что надо срочно выполнять план XIII пятилетки. Одна участница похода ночью родила. В итоге на покорение Чирка-Кеми отправились два экипажа. В одном были мы с отцом, в другом – инструктор из заповедника дядя Дима.

Не буду утомлять вас описанием всех увлекательных приключений, которые случились с нами в этом походе. Скажу лишь, что их было немало. Главным же из них оказался дядя Дима. Он был замечательным водником, но в первый же вечер выяснилось, что к несчастью он является ревнителем туристических традиций, одна из которых гласила – все спиртное, что есть у участников похода, должно быть выпито на первой же ночевке, после чего все путешествие проходит всухую.
Правило это стоит признать весьма разумным. Однако же, в нашей ситуации его выполнение осложнялось тем фактом, что, в отличие от колбасы и консервов, водку на экспедицию отец получил с утра, в количестве, соответствующем полному списочному составу группы.

Но дядя Дима не привык пасовать перед трудностями. Водка должна была быть выпита, иначе нас ждал бы неминуемый провал. Борьбе с зеленым змием бывалый водник посвятил весь первый вечер и всю ночь. Но до победы было еще далеко, и утром дядя Дима настаивал, что нужно остаться в лагере еще на день. С трудом удалось уговорить его хотя бы собрать байдарки и пересечь озеро Кемь. Во время перехода он то и дело отставал на пару сотен метров от нашей лодки, после чего делал рукой какие-то подозрительные запрокидывающие движения.

Вечером, сценарий предыдущего дня повторился. Больше того, в какой-то момент дядя Дима обнаружил, что лагерь окружают йети. Он вскочил, заорал, что есть мочи и принялся отгонять их веслом, а когда отец отобрал его, то обиженный дядя Дима взял спиннинг, зацепил блесну за дерево и начал наворачивать круги вокруг лагеря, опутывая его леской. На пятом круге он рухнул где-то в кустах и затих.

Отцу это надоело, и он, как ни тяжело ему было это делать, вылил всю остававшуюся водку в реку. До последней капли.

Следующие три дня дядя Диме был чернее тучи и разговаривал с нами только односложно. Ситуацию изменило лишь приближение к единственному населенному пункту на нашем маршруте – поселку Волома. Мы отправились туда за хлебом. Впрочем, кроме него, в воломском сельпо больше ничего и не было, что крайне огорчило дядю Диму. Хватая ртом воздух, он дрожащей рукой указал на пустую полку, после чего между ним и продавщицей состоялся диалог, заслуживающий того, чтобы быть воспроизведенным целиком:

- Где?
- Уже месяц как ничего нет.
- Колбасы дадим. Копченой.
- Родные мои, ну совсем нету, ничегошеньки.
- А где?
- А нигде. Только с поезда, если у проводников будет.
- Когда?
- Послезавтра.

Этот случай произвел в дяде Дима коренной перелом. Вечером, в лагере, он был возбужден, говорил много и жадно. «Вот увидите, будет революция» - твердил он. - Больше того, она наверняка уже случилась, просто там, в деревне нам об этом не сказали, а радио здесь не ловит. Точно, точно, в Москве случилась революция, потому что так жить нельзя. Как можно – бросить целый поселок без водки! На месяц! Там же люди, советские люди, у них ведь план! Нет, нет, все это вот-вот кончится. Уже кончилось, мы единственные, кто не знает. Все, все рухнуло.
Хотя, да ну и хрен с ним».

Оставшуюся часть маршрута мы шли по-деловому, в порогах дядя Дима был великолепен, на привалах шутил и рассказывал невероятные байки. В воскресенье мы добрались до финальной точки нашего путешествия – Тикши, дождались автобуса и вернулись в Костомукшу. Как раз успели к вечерним новостям, которые рассказали нам, что ничего выдающегося за неделю в стране не случилось. Отец посмеялся над дядей Димой и сказал, что завтра на работе повеселит всех его историей про неминуемую революцию.

Мы поужинали продуктами, которые остались от экспедиции, обсудили, как нам пошустрее отоварить талоны на этот месяц и легли спать.

Это было 18 августа 1991 года.



  • 1

Ваша запись опубликована в LJTimes

Редакторы LiveJournal посчитали вашу запись интересной и добавили ее в дайджест LJTimes по адресу: http://www.livejournal.com/ljtimes

Не вестись на новые спектакли

Формировать народные отряды -дома не сидеть

Занятная история) я про Костомукшу много слышал) так как служил пограничником в Калевале)))

Не ваша застава часом: Ладвозеро?

Сейчас уже и не помню) столько времени утекло))

хоть есть что вспомнить. а мы дома смотрели какой-то фильм, и всё прерывалось на экстренные новости... в голове сплошной сумбур остался...

Не, у меня ничего "не предвещало". Рано пришла бабуля из какой-то очереди, и принесла сенсацию, что Горбачёв по состоянию здоровья в отставку ушёл. Потом я ещё пошёл с ней в этой или в другой уже очереди стоять, и народ Горбачёва там ругал последними словами, мол, так и надо ему.

Душевный у Вас аватар!

А в руках у Надежды Константиновны книга любимого писателя Ильича - Салтыкова-Щедрина :)

Да и вообще, этот дядя какой-то балованный. К 1991 году водки вот так вот, свободно, "пришёл и купил", не было уже я не знаю, с самого начала антиалкогольной кампании. В Киеве за водкой давились, я помню, на свадьбу брату в 1990 доставали водку через какой-то ресторан по блату и с переплатой, ес-но; в российской же глубинке вообще продавалась к тому времени только "Русская" в пивных зелёных бутылках, и то только по талонам или на пайки, но не просто в магазинах.

Великолепная история!

многабукафф, но асилил, спасибо!

Я был в Москве в это время. А про Костомукшу у меня стих есть.

О, интересно, а можно ссылку?

Вот ссылка на цикл стихов Карелия Дневничок
http://stihi.ru/avtor/bertyshav&book=10#10
А сам стих даже не столько про Костомукшу, хотя в нём она упоминается
http://stihi.ru/2009/08/20/4184

Это очень круто, спасибо.

Хокку особенно зашло:

В день по ведру
Привозит окушков
Племянник мой.

отличная история!!!

Замечательная история))) прав таки дядя дима оказался))

хорошая история
но тут, в Москве, было не смешно в 91м
Лебединое озеро, трясущиеся руки Янаев, танки...
а потом, позже, осень 93го - и опять танки, ночью были видны трассы автоматных очередей
не, ребята, это было не весело.

не раскрыта тема литровой плоской фляги с трубкой от "системы" и кусков хлеба на пеньках для йети

кстати, Дима Захаров не пьёт уже лет 15 наверное. вот так

да там если со всеми деталями этот поход описывать, так на небольшую повесть потянет, даже не на рассказ

одна заброска с промахом в пять верст по бурелому чего стоит.

есть вариант со слов Константиныча с некоторыми мнэээ... элементами художественного вымысла http://veslo.ru/cgi-bin/wwwopus4.dll/outputopus?kod=1194&maxro=300

кстати, в конкурсе баек эта история была в десятке. остальные две имели правда ещё лучший результат ))

Про йети, водку и ГКЧП

Пользователь blue_eyed_husky сослался на вашу запись в «Про йети, водку и ГКЧП» в контексте: [...] прекрасный рассказ, так и практически про наши места! Оригинал взят у в Про йети, водку и ГКЧП [...]

оо! просто прекрасно!
Репостну, тем более что примерно в тех краях ))

Вот нажрутца беленькой, а потом революции происходят :(

ЗЫ. ГКЧПе встретил на толчке. Сижу, никого не трогую, на рыпалку за окушком думаю идтить, а тут новости... огорчился и не пошел на рыбалку. Балет смотреть стал.

Вот, кстати, очень хорошая тема - путчисты ведь угробили цельное поколение, лишив его знакомства с прекрасным. Потому как опосля ГКЧП балет по центральному телевидению показывать опасаются, чтобы не ввести народ в искушение.
Вот лучше бы вместо Лебединого озера 19 августа они прокрутили концерт Аллы Пугачевой или там художественный фильм "Ирония судьбы или с легким паром". Какие титаны духа выросли бы на расчищенном пространстве за эти двадцать лет!

Не подумали о людях путчисты, таки да. О собственной шкурке думали, а об народе вверенном не позаботилися. И не увидели мы коммунизму, где чекушка сама в рот льетца задарма :(

ЗЫ. Я так смекаю, шо завместо балету игру конюшни надо было бы показать, гыгы Куда как лучше было бы :)

Да отличный пост, только в реале то в то время смешного было мало.
Так как я автора ЖЖ немного постарше то ответственно заявляю.
Что без сухого закона Горбачову СССР было бы не развалить.

Здесь я с Вами полностью согласен и Ельцин к власти не пришел бы. "Ах если бы сбылась моя мечта, какая жизнь тогда бы началась..."

Ржох один. Или - один десяток их. Ржохов энтих самых. Заходите в гости. Понравится - подружимся. Жду.

Трезвеющая Россия

Стремительно росла страна!
Талантов редкостных полна.
Учёные, писатели, поэты
Вдохнули смысла в жизнь планеты.
И, невзирая на размеры
Смогли построить инженеры
В тайге железную дорогу,
Что повторить сто лет не могут.
Страна росла и процветала,
Ничто беды не предвещало.
Судьба готовила кумира
Для образованного мира.
Но этот славный марафон
Остановил сухой закон.
Народ с похмелья протрезвел,
Понять талантов не сумел.
И в затуманенном сознанье
Разрушил всё до основанья.
А на растерзанной отчизне
Побеги выросли марксизма.
Россией управлять уселась
Недоучившаяся серость.
Так, к сожалению, бывает,
Ведь тьму и серость ослепляет.
Прогнали тех, кто поумнее
И зарулили как умели.
Союз сплотили нерушимый,
Что не измеришь и аршином.
Но весь на зависти сплочённый
Он оказался обречённым.
Его антагонизм с прогрессом
Раздавлен конкурентным прессом.
Смердел бы дольше, может, он,
Да подоспел сухой закон.
Отняла власть у нас сама
Анестезию для ума.
А с серостью мириться боле
Невмоготу без алкоголя.
Ведь утоляет алкоголь
Нам эстетическую боль.
С запоя вышли на проспекты
Вдруг протрезвевшие субъекты.
Железный занавес открыли
И светом серость окатили.
Лишь в темноте сверкает серость,
А в свете потеряла смелость.
Покинула хоромов сень,
Испуганно забилась в тень.
И стали на свету заметней
Те лидеры, что поконкретней.
Заполонили наши веси
Политики-тяжеловесы.
И так страну они топтали,
Что сами вскорости устали.
Сказал вожак их в куражу –
Устал, достали, ухожу.
Но не случилось больше смуты,
Власть захватили лилипуты.
Они от жизни не устали,
Пилить бюджеты тут же стали.
На всех делиться было жаль –
Воздвигли власти вертикаль.
Возглавил криминал по сути
Главарь их Вова Лилипутин.
Поодиночке эти бесы
Погрызли всех тяжеловесов.
Остались лишь немногие
Чтоб лилитехнологии
Развить для Лилипутина.
Чтоб не была замутина
Распилу оппозиция,
Подмята вся юстиция.
А чтобы скрыть приставку лили-,
Его стратеги поспешили
И захватили телевизор
Чтоб великаны только снизу
Глядели бы на лилипута,
Не сомневаясь ни минуты,
Что конституции гарант
Единственный в стране гигант.
Поставили TV задачу
Из лилипута сделать мачо.
Могло бы это с рук сойти,
Но кто-то после десяти
К продаже водку запретил,
Забыл историю, дебил.
Умом похмельным править проще,
А трезвые пошли на площадь.
Никто не ждал такого вида –
Сто тысяч трезвых индивидов.
Засуетился лилилидер,
Такого он давно не видел.
Чтоб показаться в виде бравом
Прикинулся в TV удавом.
Но верят те, кто к десяти
Сумели водки припасти.
А в неподвластном интернете
Не проканают фишки эти.
Там повернут и так, сяк,
Но перед взором лишь червяк.
Доколе в суматохе буден
Дурить нас будет Лилипутин?
Чтоб пробудились все пора
Нам водку запретить с утра.
И может быть на этот раз
Фортуна не покинет нас.
Прогоним распилилипутов
И ничего не перепутав,
Политиков-тяжеловесов,
И вместе с ними красных бесов.
Была же век назад элита
Она не всеми позабыта.
Дадим тем, кто умней штурвал,
Он век у умных не бывал.
Воров отправим всех в Бутырку,
А дуракам вернём бутылку.
Так, говорите, не бывает?
Но кто ж об этом не мечтает?!

Я. Здешний

хммм....но ведь йети не пьет водку?!

  • 1
?

Log in